История История полка
    Униформа     
1776~1803 гг.
1803~1825 гг.
Вооружение
Снаряжение
        Статьи         
"Веселки" русской кавалерии
        Лекции О. В. Соколова
   Документы    
Воинский устав о строевой кавалерийской службе 1844 года
Воинский устав о полевой кавалерийской службе 1799 года
Библиотека
Реконструкция     История клуба    
Альбом "Поход Москва-Березина" 1988 г.
Приезд В.В. Звегинцова в Москву
   Дела минувшие       
2007 год   
2006 год   
   Дела грядущие    
Состав эскадрона
Кавалерийские сигналы
        Униформа        
Мундир
Снаряжение
Вооружение
           Статьи             
Кодекс групп военно~исторической реконструкции

Тяготы службы русского улана в XXI веке

Аустерлиц~2003. Записки уланского маиора.

Лето~2006. 200 лет сражения под Пултуском.

А. И. Таланов. Бородино - как ж за державу обидно!

А. И. Таланов. Как все начиналось.

А. И. Таланов. Фестивал в Каменце-Подольском. Ка это делаетс «у них».

А. И. Таланов. Как все продолжалось.
       Творчество       
Первые маневры: Бородино 1994 г. в стихах и рисунках
Стихи - клубу
Хочу на Бородино!
      Законодательство   
      Мастерская   
            Лавка      
         Вербунок   
   Пресса - о нас 
 Чинам, состоявшим   в эскадроне 
           Ссылки       
Фотоальбом Гостевая книга  Форум Новости

Кодекс групп военно-исторической реконструкции

 
Р
азвитие движения военно-исторической реконструкции в нашей стране, внимание, которое оно привлекает к себе со стороны средств массовой информации и. наконец, выход данного движения на качественно новый уровень за счет подлинно всероссийского объединения военно-исторических организаций настоятельно требуют не просто создания формального устава Ассоциация, но и определения того, что же представляя собой военно-историческая реконструкция -явление, возникшее как в России, так и в Европе сравнительно недавно. Только дав определениеэтому движению, можно правильно установить те правила, которыми надо руководствоваться для того, чтобы наше движение смогло реализовывать огромный заложенный в нем положительный потенциал.
   Подобная попытка предпринята составителями настоящего кодекса военно-исторической реконструкции, который был обсужден и принят на заседании Совета Военно-исторической ассоциации России 30 ноября 1996 года.
   

1. Общие положения.

Группы военно-исторической реконструкции - это объединения, целью которых является воссоздание подразделений армий, изучаемых членами данного объединения. При этом воссодаются предметы обмундирования, снаряжения и макетов вооружения, а также строевые приемы, способы размещения на биваке, военный этикет, эпизоды сражений, парады, марши, переходы и т.д.
   Целью подобной реконструкции является, с одной стороны, наглядная демонстрация фрагментов из жизни армии прошлого для зрителей, с другой - возможность для членов групп почувствовать с определенной степенью достоверности жизнь солдат армий той или иной эпохи.
   Реализация целей реконструкции через вышеперечисленные методы невозможна без соблюдения определенных правил. вне которых исключается достижение положительного эффекта как для зрителей, так и для самих членов групп исторической реконструкции.

2. Дисциплина и чинопроизводство.

Цели движения военно-исторической реконструкции невозможно решить без поддержания дисциплины в составе ее групп. Вне дисциплины группа военно-исторической реконструкции превращается'в плохо контролируемую толпу униформированных и часто пьяных людей. Подобное зрелище вызывает у всех наблюдающих его лишь отвращение, дискредитируя тем самым само понятие военно-исторической реконструкции, а зачастую и саму воссоздаваемую армию и даже эпоху. Прежде всего именно дисциплина отличает военно-историческою реконструкцию от "отдыхающих" нетрезвых граждан. В связи с этим необходимо строгое подчинение всех членов групп реконструкции своим начальникам, а частных командиров -главнокомандующему.
   Вместе с тем соблюдение дисциплины не означает, что командиры могут потребовать выполнения глупых, унизительных или просто преступных приказов. Не следует забывать, что группы исторической реконструкции являются абсолютно добровольными формированиями. За подчиненными всегда остается возможность покинуть строй в случае получения ими приказа, несовместимого, по их понятию, с честью, достоинством или уголовным кодексом. Единственным наказанием в этом случае для отказавшегося исполнить приказ может стать исключение из своего военно-исторического клуба. Однако в этом и состоит свобода выбора человека, даже отдаленно не совместимая с возможным наказанием за неисполнение приказа в реальной армии. Равным образом, если частные командиры (Руководители клубов) считают, что тот или иной главнокомандующий (руководитель крупного объединения) не отвечают их понятиям о правильном управлении войсками, они могут неучаствовать в мероприятиях, которыми руководит означенный начальник. В то же время, участвуя в том или ином мероприятии, они принимают на себя обязательства беспрекословно выполнять приказы главнокомандующего.
   Естественным образом из вопроса дисциплины вытекает вопрос чинопроизводства. Командира вообще и офицерские эполеты в частности не будут уважать до тех пор, пока любой желающий будет иметь возможность первым делом присвоить себе офицерский чин, утверждая, что он реконструирует высокопоставленного офицера. Право носить офицерские эполеты может быть признано лишь за теми, кто, за неимением реальных войн, выстрадал на своих плечах хотя бы процесс организации объединения в 10-15 человек.
   Высокие же чины, тем более генеральские, могут быть присвоены лишь за абсолютно исключительные заслуги в деле военно-исторической реконструкции (президентам, в крайнем случае вице-президентам очень крупных объединений).
   В результате рекомендуется следующее:в группах исторической реконструкции иметь соотношение младшего офицерского состава к рядовым не более чем 1 к 10; в кавалерии эту пропорцию можно снизить до 1 к 8; количество капитанов не более чем I к 30 (1 к 24 в кавалерии);в старшие офицеры следует производить людей только в особых случаях.
   Все офицерские чинопроизводства в Военно-исторической ассоциации России должны быть согласованы с ее руководством.
   Что касается унтер-офицерских чинов, их вполне могут присваивать своим подчиненным руководители клубов (сами являющиеся уже офицерами), соблюдая здравую логику: на десять солдат не более 1-2 унтер-офицеров. Впрочем, будет лучше, если даже эти производства будут утверждаться вышестоящим командованием.
   Если группа исторической реконструкции имеет в строю 10 и более человек, но ее руководство ходатайствует перед главнокомандующим о сохранении унтер-офицерского звания за командиром группы, считая нецелесообразным по каким-либо причинам его производство в офицеры, то такой шаг должен поощряться как проявление сдержанности и стремление к точному историческому соответствию. В этом случае унтер-офицер командир группы будет приравниваться во всех правах к офицерам - командирам группы.
   Впрочем, в данном случае, не следует впадать и в другую крайность. Если в группе больше20 человек, то, имея во главе унтер-офицера, она будет смотреться явным диссонансом с другими подразделениями. Очевидно, что здесь, как и всегда, разумно проявить чувство меры.

3. Правила ношения формы.

Из пункта 1. с очевидностью вытекает, что униформа, носимая всеми членами групп военно-исторической реконструкции, в точности должна соответствовать той, которая носилась в реконструируемой армии в соответствующую эпоху.
   Исключается смешение элементов униформы с современным военным и гражданским костюмом, как дискредитирующее по своей сути движение реконструкции.
   Необходимо категорически исключить так же ношение каких-либо современных значков, не имеющих отношения к реконструируемой униформе, а так же орденов и наград (кроме исключительных случаев, в частности, когда награда фактически является принадлежностью униформы).

4. Реконструкция боя, парады.

Реконструкция боя является сложным элементом в деятельности военно-исторических групп. По своей сути данное зрелище является органическим соединением трёх элементов:
   - театрального действия;
   - игры (спорта);
   - войны (манёвров).
   Б ходе реконструкции боя, как формы театрального действия, абсолютно недопустимы попытка нанесения физического и материального ущерба противнику (за исключением, конечно, случаев, когда подобный материальный урон был запланирован сценарием и согласован обеими сторонами, участвующими в бою, например, разрушение укреплений, сожжение повозки и т.п.).
   Должно рассматривать как абсолютно неприемлемые такие поступки, как намеренное повреждение обмундирования и снаряжения противника, захват его знамени (если это не было заранее оговорено обеими сторонами). Подобные "трофеи", захваченные в "бою", говорят не о силе захватившего их, а, скорее о их бестактности, ведь то, что является подвигом перед лицом настоящего врага, имеющего возможность уничтожить всякого посягнувшего на его штандарты, превращается в элементарное хамство, когда перед тобой коллега по увлечению.
   Из понятия реконструкции боя как некоей формы театрального действия естественным образом вытекает и отношение к появлению на поле боя лиц, посторонних к данному зрелищу. Категорически запрещается фото- и телесъёмка самими участниками военно-исторического действия. Присутствие на полебоя фотокорреспондентов и телеоператоров возможно только с разрешения организаторов мероприятия и в том количестве, которое будет сочтено возможным для каждого конкретного случая. Всем прочим представителям средств массовой информации разрешается производить съёмку только с мест, специально отведённых для прессы. Наконец, любительская съёмка без ограничений возможна лишь с мест для зрителей.
   К вопросу присутствия на поле боя посторонних лиц тесно примыкает вопрос о возможном участии в военно-исторической реконструкции маркитанток и маленьких детей, состоящих при клубах.
   Дело в том, что в исторически реальных событиях, например, начало XIX века, за исключением редчайших случаев, женщин на поле сражения в классических армиях не видели. Исходя их этого, на поле боя военно-исторической реконструкции запрещается присутствие маркитанток, состоящих при клубах. В крайнем случае с разрешения руководства они могут находиться позади войск при "обозе", однако лучше обойтись вовсе без их присутствия в игровом пространстве.
   То же самое относится и к маленьким детям. Если вполне приемлемо и быть может даже неплохо брать с собой "детей полка" на бивак, приобщая их к истории, то это ещё не причина, чтобы ставить нх в ряды полков на параде или в сражении.
   Резюмируя выше сказанное, необходимо категорически исключить присутствие всех лиц, превращающих призванное быть максимально исторически точным н величественным зрелище в пошлую клоунаду.
   Игровой элемент военно-исторической реконструкции:
   Командование должно организовать реконструкцию боя таким образом, чтобы у её участников оставалась возможность проявить инициативу в рамках заданной схемы боя. Для этого его сценарий должен быть максимально прост и состоять по возможности из ряда отдельных чётко читаемых "актов", с ясно очерченными начальными и конечными условиями. В таком случае при соблюдении общей идеи хода боя и при его достаточно динамичной картине внутри каждого "акта" солдаты и частные командиры получат возможность проявить свою инициативу и почувствовать себя в определенной степени участниками не просто постановки, но и увлекательной игры.
   Военный элемент военно-исюрической реконструкции должен выражаться в беспрекословном подчинении всех командных эшелонов старшему начальству во всех действиях как отдельных групп, так и сводных отрядов. Здесь, также как и на воинских маневрах, необходимы дисциплина, порядок и строгое соблюдение, мер безопасности в обращении с макетами оружия. Нужен жесточайший контроль за правильным использованием пиротехнических средств. Не допускается применение пиротехнических средств в непосредственной близости от людей и лошадей .
   Как и на воинских манёврах, вследствии повышенной опасности должно быть исключено потребление алкогольных напитков членами групп военно-исторической реконструкции, за что должны нести ответственность командиры означенных групп.
   Немаловажным моментом деятельности групп военно-исторической реконструкции, который связан именно с их военной составляющей, является лагерное расположение, которое уже вошло в традицию движения реконструкции и практикуется перед проведением многих мероприятий.
   Здесь очень чётко проявляется отличие групп военно-исторической реконструкции от обычных коллективов, занимающихся деятельностью, связанной с театрализацией. В последних актёры или иные лица, выполняющие схожие с ними функции, выступают в своём амплуа лишь на сценическом пространстве во время представлений. В тоже время члены военно-исторических формирований выполняют свои роли и вне этого пространства, фактически оставаясь солдатами и офицерами. Именно поэтому в лагере групп военно-исторической реконструкции должен поддерживаться строгий порядок и обязательно наряжаться караул, по возможности в соответствии суставом реконструируемой армии. Данный караул должен нести охрану лагеря, где порой хранятся немалые материальные ценности, так и поддерживать порядок в самом лагере.

______________________________________________________
   Только при выполнении всех этих очевидных и простых правил военно-историческая реконструкция сможет завоевать своё право на существование в крупном масштабе, получить серьёзную поддержку государства и общественности, стать поистине прекрасной школой истории и благородных воинских идеалов, а так же, наконец, просто доставить удовольствие всем, кто любит и уважает историю.
 
 
 
© КИР "Литовский уланский полк". Вебдизайн Федора Драгоненко.