История История полка
    Униформа     
1776~1803 гг.
1803~1825 гг.
Вооружение
Снаряжение
        Статьи         
"Веселки" русской кавалерии
        Лекции О. В. Соколова
   Документы    
Воинский устав о строевой кавалерийской службе 1844 года
Воинский устав о полевой кавалерийской службе 1799 года
Библиотека
Реконструкция     История клуба    
Альбом "Поход Москва-Березина" 1988 г.
Приезд В.В. Звегинцова в Москву
   Дела минувшие       
2007 год   
2006 год   
   Дела грядущие    
Состав эскадрона
Кавалерийские сигналы
        Униформа        
Мундир
Снаряжение
Вооружение
           Статьи             
Кодекс групп военно~исторической реконструкции

Тяготы службы русского улана в XXI веке

Аустерлиц~2003. Записки уланского маиора.

Лето~2006. 200 лет сражения под Пултуском.

А. И. Таланов. Бородино - как ж за державу обидно!

А. И. Таланов. Как все начиналось.

А. И. Таланов. Фестивал в Каменце-Подольском. Ка это делаетс «у них».

А. И. Таланов. Как все продолжалось.
       Творчество       
Первые маневры: Бородино 1994 г. в стихах и рисунках
Стихи - клубу
Хочу на Бородино!
      Законодательство   
      Мастерская   
            Лавка      
         Вербунок   
   Пресса - о нас 
 Чинам, состоявшим   в эскадроне 
           Ссылки       
Фотоальбом Гостевая книга  Форум Новости

Лето 2006-го. 200 лет сражения под Пултуском.

   С. Г. Уланович
 
Н
а фестиваль в Пултуск собралась ехать большая команда улан. Но закончился май, отгремел оловянный солдатик, съездили в начале июня в Севастополь, а приглашения нет и нет. Чтобы вовсе не оказаться у разбитого корыта, я перепоручил оформление документов, если всё же приглашение придёт, полковому адьютанту, а сам на пару недель слинял в отпуск. К Польше у меня всегда было предубеждение, но к концу отпуска я размечтался о том, как мы славно проведём время за границей. Приехал, и тут мне уланы объявляют, что приглашение пришло буквально накануне и все уланы не дождавшись его, поменяли планы. Остался один трубач, который хочет ехать. Мы с ним рванули в посольство. В один день получили визы, договорились с местами на автобус, и опомниться не успели как оказались в Польше. Жара чудовищная, в тени 35 градусов Цельсия. Зато всё остальное настолько здорово – просто не ожидал! Два исторических лагеря – русский и французский, на плац-театре был построен бутафорский Пултуск: замок, деревня, костёл, фольварк, мост через овраг и несколько редутов. А главное, кругом масса знакомых и друзей.Лагерь в Пултуске
   В первый день мы должны были знакомиться с лошадьми. Кони на месте, а амуницию не привезли. Сир наорал на ответственного за лошадей, тот всё выслушал и уехал, а мне Сир дал команду, чтобы я отвечал за русскую кавалерию. Зато другой его приказ был просто гениален, дословно: «Приказываю всем отдыхать и купаться!». На следующий день была репетиция. Нам с трубачом достались потрясающие кони. Мне - жеребец «Пан Профессор» Великопольской породы, 1,77 м в холке, а Денису лошадка с кудрявой белой гривой, прекрасным характером, любимица детворы на конюшне. Внешне очень напоминала лошадь Ильи Муромца с картины «Три богатыря», только маленькая и по кличке "Землянек" (картофель). Репетиция была очень непростая. Нужно было съездить сводный русский эскадрон. Кони с разных конюшен, а все всадники из разных полков. К концу второй репетиции немного стало получаться.
   На следующий день был назначен парад в Варшаве. Фабула такая. После ничьей в сражении под Пултуском в 1806 году, русские отходят через в то время Прусский город Варшаву, а французы входят в неё, как освободители. В параде должно было участвовать около тысячи пеших, конная артиллерия, 36 французских кавалеристов и четверо наших. Полиция отказалась перекрывать дважды город, поэтому все шли одной колонной. Я обратил внимание, что варшавяне как-то странно себя ведут – никто не улыбается, чепчиками не машут, а у некоторых, особенно пожилых, вытягиваются лица. Тогда до меня дошло. Впереди едет на невысокой лошади командующий, чех по национальности, в скромном мундире русского капитана егерского полка на 1805 год, а рядом я, в уланском мундире с серебряными эполетами, на громадной серой лошади в коричневую дристочку. Сзади едут два конных ординарца, дальше шеренга барабанщиков, за ними шеренга пехотинцев с чёрными двуглавыми орлами на знамёнах и дальше нескончаемая колонна войск. А проезжаем мы мимо дворца Великого Князя Константина Павловича. Да, такого даже воспалённый мозг нарочно не придумает.
   Наступил последний день. День битвы. Очень сильные ощущения наполняют меня в последние мгновения перед боем. Реконструкторы наверное меня поймут. Войска изготовились. Мной обуревает целая гамма чувств, тут и нетерпение, и опасение за товарищей, и боязнь не пропустить момент начала атаки, да и, что скрывать присутствует и страх, чай не на деревянной лошадке скакать среди разрывов. Бухнула первая пушка и всё сразу становится как-то проще, веселее и азартнее, все мысли о том, как лучше выполнить порученную мне работу. Нашему сводному эскадрону для хождения в атаку был выделен самый дальний коридор. Жаль. Наконец русский командующий подаёт долгожданную команду. Я приказываю атаковать, меня пронзительно дублирует труба. Через мгновения эскадрон влетает на бруствер дороги, перед нами, внизу на поляне французские кирасиры силою вдвое против нас, а во фланг им идут поляки в мундирах русских конных егерей, За кирасирами в отдалении эскадрон польских улан. Приказываю подровняться и вперёд, галопом марш! Ещё мгновение и мы в конной свалке, минута, - и хорошего понемногу, - приказываю играть «отход». Вдруг передо мной оказывается конный егерь. Он что-то орёт, в углах рта пена, глаза оловянные, и начинает меня рубить, судя по зарубкам - точёным оружием. Я не первый год в реконструкции и могу отличить, когда противник заигрывается, и когда он работает в серьёз. Поскольку моя лошадь была намного выше его, все его удары я парировал легко, успел даже объяснить насколько он не прав, вдруг замечаю, что ещё два чудика в русских зелёных мундирах грамотно заходят с обеих сторон, отсекая меня от своих. На конюшне меня очень просили к лошади относиться бережно и главное не трогать шпорами. Я понял, что это особый случай и пришпорил «Профессора». Он буквально разметал этих зелёных клоунов и в несколько прыжков догнал своих. Позже я подъехал к егерям, показал на вензель на вальтрапе и сказал, что «Панове, не добже рубить своих!». Ещё был один забавный случай. Мы выходим все в мыле из атаки, а командующий приказывает атаковать французских кирасир, уж очень удачно подставивших свой фланг. Я кричу: «Эскадрон строиться, трубач сбор!», а трубача-то и нет. Минута редкой удачи прошла, командующий этак выразительно на меня посмотрел, и тут появляется трубач, глаза сияют и он мне сообщает, что он восьмерых зарубил. Ну что тут скажешь! После боя хозяева коня встречали меня как героя, а как они были рады, что «Профессор» цел и невредим, хозяйка пани Бажена даже бутылку польской водки преподнесла. Тогда я ощутил, что навсегда в моём сердце останутся самые тёплые чувства к Польше и полякам.
   Поздно вечером приехали в Варшаву, - и сразу на бал в Михайловский замок. Я всегда говорил, что реконструкции исторических балов получаются только у Сира. Но на этот раз Сир превзошел себя. Все гости были только в платьях и мундирах на эпоху. Золотая лепнина, белые скатерти, изысканные блюда. Сир представил меня балерине варшавского балета панне Барбаре. Все перешли в танцевальный зал. Играл великолепный оркестр, я танцевал вальс с гордой польской красавицей с надменным взглядом, и думал, что легче идти в атаку на всех кирасир и егерей сразу, чем лететь по паркету, обнимая девушку такой неземной красоты. Потом мы подошли к высоким окнам дворца, внизу тысячами огней отражался ночной город в Висле, вдруг прямо с воды ударил салют. Салют для нас, для реконструкторов. Огненные звёздочки разлетались и догорали так несправедливо быстро, также быстро, как и наш феерически яркий фестиваль.
  Более 250 фото с Пултуска

   Уланский маиор
 
 
© КИР "Литовский уланский полк". Вебдизайн Федора Драгоненко.