История История полка
    Униформа     
1776~1803 гг.
1803~1825 гг.
Вооружение
Снаряжение
        Статьи         
"Веселки" русской кавалерии
        Лекции О. В. Соколова
   Документы    
Воинский устав о строевой кавалерийской службе 1844 года
Воинский устав о полевой кавалерийской службе 1799 года
Библиотека
Реконструкция     История клуба    
Альбом "Поход Москва-Березина" 1988 г.
Приезд В.В. Звегинцова в Москву
   Дела минувшие       
2007 год   
2006 год   
   Дела грядущие    
Состав эскадрона
Кавалерийские сигналы
        Униформа        
Мундир
Снаряжение
Вооружение
           Статьи             
Кодекс групп военно~исторической реконструкции

Тяготы службы русского улана в XXI веке

Аустерлиц~2003. Записки уланского маиора.

Лето~2006. 200 лет сражения под Пултуском.

А. И. Таланов. Бородино - как ж за державу обидно!

А. И. Таланов. Как все начиналось.

А. И. Таланов. Фестивал в Каменце-Подольском. Ка это делаетс «у них».

А. И. Таланов. Как все продолжалось.
       Творчество       
Первые маневры: Бородино 1994 г. в стихах и рисунках
Стихи - клубу
Хочу на Бородино!
      Законодательство   
      Мастерская   
            Лавка      
         Вербунок   
   Пресса - о нас 
 Чинам, состоявшим   в эскадроне 
           Ссылки       
Фотоальбом Гостевая книга  Форум Новости

Как все начиналось

   А. И.Таланов
 
П
оговорим о нашей реконструкции. Самой идее исторической реконструкции уже много лет. Краткое изложение развития идеи приведем из статьи И.Карпова (журнал «Реконструктор» №1, с.2.):
«Движение военно-исторической реконструкции ("reenactment"), охватившее в последние несколько десятков лет большинство стран Европы, имеет глубокие корни. Известно, что в Древнем Египте, Риме и Греции проводились костюмированные представления различных военных побед для публики, причем разыгрывались как сухопутные, так и морские сражения, для которых иногда строили специальные "арены". В 1620-30-х гг. подразделения лондонского ополчения регулярно проводили показательные строевые учения перед публикой. В 1687 г. английский король Яков II разыграл под Лондоном осаду Будапешта, где сражался его сын герцог Бервик. Во время наполеоновских войн полки британской милиции и регулярные части проводили учения в Гайд-Парке в том числе и для развлечения публики. Перед Гражданской войной в США (в 1850-х гг.) большой популярностью пользовались демонстрационные поездки различных подразделений по всей стране, во время которых милиционные и добровольческие роты демонстрировали заинтересованной публике как строевые приемы и отрабатывали различные эволюции с ружьями, так и разыгрывали отдельные сценки из недавней войны с Мексикой. Все это вело к популяризации среди населения как собственно армии, отдельных моментов отечественной истории и даже влияло на моду того времени. Однако все эти мероприятия проводились, как правило, регулярной армией, современные же «подразделения» реконструкторов состоят в основном из гражданских лиц. Первые попытки участников движения военно-исторической реконструкции разыграть подлинные исторические события можно отнести к началу 1960-х годов, когда практически одновременно в США и в Великобритании появились первые клубы, занимавшиеся прикладной историей гражданских войн этих стран, соответственно 1861-1865 и 1642-1651 гг. В первых «сражениях» участвовали по несколько десятков человек в театральных или даже подлинных элементах обмундирования и экипировки, теперь же это самые большие, самые «точные и качественные» военные ассоциации в мире - только в США «федералы» и «конфедераты» вместе выставляют в поле более 15.000 солдат при 200 орудиях (Антитам 1997, Геттисбург 2003), английские «армии» насчитывают около 5000-6000 человек.
   Интересно, что если первоначально английские военно-исторические клубы (в дальнейшем - ВИК) в основном состояли из профессиональных историков, желавших на практике выяснить некоторые спорные моменты прикладной военной истории, то американцы «плясали» от обществ коллекционеров исторического оружия, Национальной стрелковой ассоциации и Ассоциаций потомков ветеранов Гражданской войны. Новым мощным толчком к развитию движения послужили торжества, посвященные 200-летию образования США. Тогда со всего мира в Америку съехались клубы и отдельные любители истории XVIII-го века (всего около 4000 участников) и разыграли ряд исторических событий 200-летней давности. Причем "отыгрывались" не только батальные эпизоды войны, но и т.н. лагерная жизнь, где разыгрывались сценки повседневной жизни XVIII-го века с участием лиц одетых в гражданские костюмы той эпохи.
   По возвращении в Европу участников празднований, новое увлечение со скоростью молнии распространяется по всем странам. Клубы представляют все эпохи и армии - от римских легионеров до английских пехотинцев Фолклендской войны.»
К
нашему огромному сожалению, в 70 - 80-е годы не только реконструкция, но даже просто интерес «непрофессионала» к военной истории вызывал подозрение. Огромным успехом явилось создание в 1982 г. первого официально признанного объединения любителей военной истории – Военно-исторической комиссии (ВИК) при Центральном совете Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Через короткое время ВИК (позже эта аббревиатура стала обозначать также и военно-исторические клубы) собрала около 200 человек, занимающихся историей не по обязанности, а по велению души. Впрочем, и историков по профессии там тоже было немало. Первым председателем стал А.А.Смирнов, ныне полковник запаса, главный научный сотрудник Государственного исторического музея. Спустя два года председателем ВИК становится П.Ф. Космолинский, а я стал его заместителем. Эта пара и руководила организацией вплоть до 22 февраля 2001 г. – дня скоропостижной смерти Петра Федоровича.
   Создание ВИК позволило не только регулярно общаться единомышленникам в выделенном помещении в центре Москвы, но и решать целый ряд практических вопросов. Стали проводиться научно-практические конференции, выставки военно-исторической миниатюры, готовиться доклады на разные темы, пошел обмен информацией, «добыча» которой в те времена была очень непростым процессом. Принадлежность к общественной организации всероссийского статуса позволила членам ВИК получить разрешение на работу в архивах и музеях. Кроме того, наладилось официальное общение с коллегами из других городов (например, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону и т.д.), где тоже стали создаваться организации, послужившие позже основой реконструкторских клубов. И многие ныне действующие реконструкторы, в том числе руководители известных клубов, являются выходцами из ВИК. Кстати, оба нынешних президента (А.М. Валькович и О.В. Соколов) также состояли в ВИК и исправно платили членские взносы.
   Активизация деятельности ВИК позволила искать путей еще большего расширения сферы использования накопленного потенциала. Один из путей привел в ЦК ВЛКСМ, в отдел оборонно-массовой и спортивной работы. Надо отметить, что вообще о комсомоле в то время мнения в народе были очень разные, вплоть до самых негативных. Но те мужики в ЦК, с которыми довелось работать, были людьми вполне вменяемыми, порядочными и, что важно, профессионалами. Во всем этом мы убедились во время подготовки и проведения Первого международного военно-исторического похода по местам боев Отечественной войны 1812 года.
   В конце 1987 года к нам приехал наш давний товарищ Анатолий Новиков – офицер, служивший в то время в ГДР. Приехал он с удивительной по тем временам идеей – провести военно-исторический поход силами клубов, предварительно экипировав их на 1812 год. Оказалось, что в ГДР (и в других странах «соцлагеря») аналогичные мероприятия уже прочно вошли в традицию и офицеры из нашей группы войск активно в них участвуют. Свой рассказ Анатолий подкрепил привезенными образцами экипировки, выполненными ими самими и фоторепортажами с праздников. Было понятно, что без мощной поддержки «сверху» ничего провести нам не удастся, и мы отправились в ЦК.
   Как и следовало ожидать, мгновенного одобрения идея не получила. Было несколько совещаний, на которых присутствовали и мы с П. Космолинским и А. Новиковым, где обсуждалась целесообразность похода, его обеспечение и, главное, его последствия. В скором времени было принято положительное решение, создан штаб (в него вошли и мы), проведена колоссальная организационная работа и летом 1988 года поход по маршруту Москва (марш по Кутузовскому проспекту) – Бородино - Малоярославец – Тарутино – Смоленск – Полоцк – Борисов – Москва состоялся. В каждом пункте маршрута разбивался палаточный лагерь, устраивалось показательное «сражение», выступления «группы исторической поддержки», сформированной из специалистов-историков и членов Общества потомков участников войны 1812 года. Количество участников было около 100 человек, в т.ч. группы из ГДР и Чехословакии. В разном качестве в походе участвовал ряд ныне хорошо известных реконструкторов: О.Брондуков, А.Валькович, Г.Введенский, В.Королев, П.Космолинский, В.Семченко, О.Соколов, А.Таланов, С.Уланович, И.Ульянов (прошу простить, если кого-то запамятовал). Перемещение участников происходило на автобусах, за которыми шла колонна обеспечения из Кантемировской дивизии – грузовики с лагерным скарбом и солдатами, полевые кухни, машина-клуб, автомобили штаба и связи, автоцистерны с горючим и т.д. Завершился поход общим сбором в конференц-зале Бородинской панорамы.
   Резонанс от этого мероприятия получился оглушительным – в течение нескольких месяцев организовалось весьма значительное число клубов (главным образом на базе существовавших ВИКов), занявшихся реконструкцией частей русской и французской армий. (Самым крупным стал преобразованный из Комиссии «Московский корпус» - объединение клубов под руководством П.Ф. Космолинского. В течение двух лет он собрал 12 – 14 клубов со списочным составом более 200 человек.) Активную позицию занял и ЦК ВЛКСМ, организовавший первый заграничный выезд наших реконструкторов – группа в 30 человек отправилась на три недели в ноябре 1988 года в ГДР, где приняла участие в мероприятиях в Лейпциге и Берлине. Осенью на очередном съезде ВЛКСМ в отчетном докладе Первого секретаря ЦК отдельной строкой был отмечен первый опыт и перспективы развития военно-исторического движения. Тогда же на совещании руководителей отделов обкомов комсомола мне довелось выступать на ту же тему. Весной 1989 года ЦК организовал первый всесоюзный съезд реконструкторов, на котором было принято решение о создании Федерации военно-исторических клубов, и был избран руководящий орган во главе с О.Соколовым. И здесь необходимо отметить один крайне-крайне важный момент. Да, решение о проведении похода и дальнейшем развитии реконструкции принимал ЦК ВЛКСМ. Но было и согласование всего этого в ЦК КПСС! И в плане директивы Генштаба ВС (откомандирование военнослужащих из ГСВГ, привлечение подразделений Кантемировской дивизии, взаимодействие военных округов – поход завершался уже на территории Белоруссии), и, самое главное, с точки зрения идеологии. Почему советские идеологи одобрили эту идею? Почему разрешили массовые «хождения с царской символикой», показ и пропаганду «дооктябрьской» истории? И одобрили всемерную поддержку этого направления деятельности. А потому, что даже им было понятно, какую колоссальную пользу это может принести в деле военно-патриотического воспитания народа, особенно молодежи. Так оно и оказалось – за время до кончины прежнего государства и наступления периода всеобщего развала организовалось и встало на ноги огромное количество военно-исторических клубов разных направлений.
   Настало время становления движения, первых внутренних праздников, первых выездов в Европу (Ватерлоо, Париж, Мурмиллон, Булонь, Лейпциг) и знакомство с зарубежными коллегами. Бородинский лагерь стал традицией и в прошлом году мы отметили его 20-летие. Были мероприятия при помощи ЦК, например, 200-летие Московского гренадерского полка с маршем по улицам Москвы и молебном в церкви Ивана-воина. Был «Полтавский поход» 1989 года. Были и организованные самостоятельно, например, Первый донской конный поход 1990 года (И.Карасев), Екатеринбург 1993 года (В.Земцов, Н.Гилев) и т.д. Но об одном походе я хочу напомнить особо.
   Лето 1991 года. Московский корпус выдвинул идею похода по местам боев 1916 года – в память 75-летия Брусиловского прорыва. Маршрут: Москва – Хмельницкий – Каменец-Подольский – Хотин – дер. Ржавицы. Это западная Украина, предгорья Карпат. Поддержки от комсомола получить уже не могли – вспомните 1991 год, оставалось всего ничего времени до ГКЧП, до конца СССР, межреспубликанские официальные отношения соответствующие. Решили двигаться самостоятельно. Поездом до Хмельницкого, далее местным поездом 100 км до Каменца. Там остановка лагерем во дворе крепости – это удалось согласовать с местными музейщиками – спасибо им. Всего участников около 120 человек. В основе чины Московского корпуса, наиболее многочисленные группы: Московские гренадеры (Н.Шевяков, С.Прищепа), Московские драгуны (В.Гришунин), Литовские уланы (С.Уланович), Московский пехотный (С.Шпагин, С.Прокопович), санотряд и т.д. Кроме того, донские и кубанские казаки, представители Петербурга, Брянска, Львова. Командир похода – П.Космолинский, нач. штаба – А.Таланов. До Каменца добрались благополучно, но там пришлось впервые столкнуться с представителями украинских националистов. «Разборки» с ними происходили далее почти каждый вечер – от прямых серьезных угроз «москалям» до вполне мирных разговоров за стаканом горилки. В Каменце выяснилось, что для дальнейшего передвижения нет транспорта. Выручила идея воспользоваться услугами местного турагентства, в распоряжении которого было два больших автобуса. Мы оформили «экскурсию» на 120 человек до деревни Ржавицы (около 40 км от Каменца) – в два рейса нас перекидывают туда и через два дня забирают обратно. В деревне мы разместились на полу классов местной школы. Среди жителей нашлись два старика, которые мальчишками видели войну в тех местах своими глазами. Они и водили нас от русских окопов за околицей деревни до австрийских позиций на горном склоне. Все вполне «читаемо» на местности – окопы, блиндажи, артиллерийские позиции. И полно материальных следов тех событий – осколки, гильзы, другая всякая мелочь валяются под ногами, надо только нагнуться. И могилы. Уже тогда бесхозные. На одной братской могиле казаки поставили деревянный крест. Вряд ли он цел сегодня. Обратный путь до Москвы прошел без приключений и по графику. Так закончился один из первых крупных походов реконструкторов первых лет. Но мы еще вернемся к нему в следующей части статьи.
   С исчезновением СССР автоматически прекратила свое существование и Федерация ВИКов. Только в середине 90-х официально образовались два основных объединения клубов: МВИА под руководством А.Вальковича и (теперь ОВИОД, прежние названия не привожу) О.Соколова. Движение реконструкции набирало силы, объединило не одну тысячу участников. Обозначились и развились основные направления реконструкции: Средневековье, XVII век, наполеоника, Первая мировая, Вторая мировая. Прошло огромное число мероприятий, в т.ч. и зарубежных. Наши реконструкторы имеют хорошую репутацию в Европе, они стали неотъемлемой частью праздников в разных городах России. Казалось бы все хорошо. Но, на мой взгляд и по мнению многих коллег, сегодня ситуация в военно-историческом движении складывается серьезная, даже критическая, и перспективы не радуют. Причины как всегда есть внешние и внутренние. Их мы посмотрим в следующем номере.
Командир Первого международного похода по местам боев 1812 года А.Новиков (слева) и Г.Введенский (справа) принимают хлеб-соль от жителей города г. Полоцка
Командир Первого международного похода по местам боев 1812 года А.Новиков (слева) и Г.Введенский (справа) принимают хлеб-соль от жителей города г. Полоцка
































Участники похода в Волоколамске
Участники похода в Волоколамске




 
 
© КИР "Литовский уланский полк". Вебдизайн Федора Драгоненко.